Размер шрифта:
Цвета сайта:
Настройки:

Интервал между буквами (Кернинг):

Стандартный Средний Большой

Размер шрифта:

14 20 28

Муниципальное бюджетное учреждение культуры «Дорогобужская межпоселенческая централизованная библиотечная система»
Версия для слабовидящих
8 (48144) 4-15-78

"Люди и судьбы"

«Память нашего горького детства» (о детях блокадного Ленинграда)

27.01.2021

    В пос. Верхнеднепровский многие знают жителей блокадного Ленинграда Нину Сергеевну Канчурину и Михаила Николаевича Шахова. Они – истинные ленинградцы, которые и в мирное время являются активными членами нашего общества: выступают в школах, техникумах, в библиотеках, музеях. Они ведут большую патриотическую работу среди молодёжи, делятся воспоминаниями о пережитом. С Днём снятия блокады Ленинграда поздравили депутат Смоленской областной Думы Игорь Гулицкий, глава МО «Верхнеднепровское городское поселение» Олег Золотухин, председатель общественной организации «ВЕГА» Людмила Югатова, юные волонтёры – учащиеся Верхнеднепровской школы №3, заведующая библиотекой Зоя Петрова. 
Дети и во время блокады оставались детьми, цепкая детская память сохранила жуткие картины событий, которые происходили во время войны.
    Нина Сергеевна Канчурина (Череменина) родилась 25 декабря 1933 года в Ленинграде. Семья Черемениных состояла из 6 человек. Глава семьи - Сергей Георгиевич, мать – Анна Михайловна, четверо детей: Михаил, Сергей, Георгий и Нина. Нине было 7 лет, когда началась война. Её отец был кадровый военный, в звании - ст. лейтенант. Когда началась война, он не ждал повестки, сразу же ушёл на фронт. На прощание Сергей Георгиевич сказал жене: «Береги детей. С этой войны я не вернусь». Семья Черемениных жила в пригороде Ленинграда, ст. Удельная. Комендант приказал вырыть землянку около дома, чтобы скрываться при бомбёжках. Вся семья находилась там до тех пор, пока не начинались холода. Когда начинался обстрел Ленинграда, дети стояли на пороге землянки и наблюдали за ночным небом. Местность, где они жили, была выше на 72 метра по отношению к остальной площади, поэтому были хорошо видны пожарища. Защитники Ленинграда ловили прожекторами фашистские самолёты и сбивали их артиллерийским огнём. Дети видели, как сбили самолёт. Осенью воздух был в Ленинграде прозрачным, видимость очень хорошая, и Нина с братьями видела, как 8 мужчин тянули стратостат и пускали в небо. Фашистские самолёты не могли пройти через стратостаты, которые были своего рода защитой для города.
    Одноэтажные домики, где жила семья Черемениных, находились недалеко от лесной полосы. Здесь редко сбрасывали бомбы, но их дверь была посечена осколками снаряда, который разорвался невдалеке от их дома. Заводы были замаскированы, они перешли на военную промышленность. В начале войны были все продукты, их можно было даже купить в магазине. Беда пришла, когда фашисты уничтожили бомбардировкой все склады. В Ленинграде перешли на карточную систему. Карточки ввели на масло, сахар, но эти продукты невозможно было достать. Ввели карточки на хлеб, постепенно снижая норму до 125 гр. Питались кто чем мог. У мамы Нины было много посажено георгинов. Так вот корни их она жарила на печурке и кормила детей. Чтобы получить хлеб для семьи, мать уходила затемно, закрывала их снаружи. Дети закрывали дверь изнутри, чтобы к ним никто не ворвался в дом в отсутствии матери, т.к. детей тогда воровали. В Ленинграде были случаи людоедства. Мать детей кормила ягодами белены, они ели крапиву, траву, лебеду, цветы крапивы, кислицу (заячью капусту) и даже землю. Воды не было. Зимой набирали снег. Рядом был пруд, из пруда брали воду, выдёргивали тростник, ели корни. При таком скудном питании брат Сергей умер. Мать, помня наказ мужа, пошла к старшей сестре, которая жила обеспеченно. Чтобы спасти своих детей от голода, мама на коленях ползала перед сестрой, целовала ей колени со слезами и со словами: «Спаси моих детей». Сестра устроила своих племянников в детский садик, где находились дети богатых. Там впервые Нина попробовала настоящий хлеб, она свой паёк разламывала на 2 части, одну из них Нина носила домой матери. Мать со слезами брала этот хлеб. Мама в свою очередь была обязана носить сестре дрова за детей. Она разбивала мебель и каждый день носила сестре вязанку дров. У детей тело было покрыто лишаем, они ходили в чепчиках, скрывая это заболевание. Но через два месяца пребывания в детском саду началась весна. Жить стало легче. Матери дали семена, ленинградцы стали сажать огороды. Война поставила детей и взрослых людей на край бездны, как будто проверяла, на что они способны, чем они живут, где берут силы.
    Осенью 1942 года в дом Черемениных пришли милиционеры: «Уезжайте, иначе не дадим хлебных карточек». Мама не хотела уезжать, их семью вывезли принудительно в Сибирь. Когда сняли блокаду города, сёстры прислали вызов. Мама собрала сразу же детей, и они возвратились летом в родной Ленинград. В 1944 году Нина пошла в школу. С ней много училось детдомовских детей, круглых сирот. После окончания школы она поступила в Военно-механический техникум. После техникума, поехала в Свердловск, где отработала 2 года на Авиаприборостроительном заводе. В 1956 году Нина возвращается в Ленинград. Здесь она работает контролёром на Оптико-механическом заводе. В 1958 году Нина вышла замуж. С мужем она едет на комсомольскую стройку в Темиртау Казахской ССР. В 1971 году семья Канчуриных приехала в Дорогобужский р-н на комсомольскую стройку ЗАУ. Нина Сергеевна работала на заводе по ремонту приборов. К тому времени она окончила Московский энергетический институт. Нину Сергеевну пригласили работать преподавателем в училище ТУ-17. Два года Нина Сергеевна Канчурина. После училища она стала работать инженером в Центртехмонтаже, в 60 лет ушла на заслуженный отдых. 
 
    Михаил Николаевич Шахов родился 21 ноября в 1936 году в г. Сталиногорске. Детство провёл в д. Макеево Дорогобужского р-на. Когда Миша повзрослел, его родители переехали в Новомосковск. В 1939 году семья Шаховых по объявлению решила ехать жить и работать в Ленинград. Отец был строителем, мать работала поваром. Дали комнатку в общежитии. Здесь родилась Людмила, сестрёнка Михаила. Война застала семью в Ленинграде, они жили на ул. Малая Охта, рядом с Финляндским мостом. Отец Михаила работал на военном производстве, он числился как защитник Ленинграда. С продуктами было плохо: ели собак, крыс, конские копыта… Отец дружил с комендантом. Он подсказал отцу: «Николай, есть возможность отвезти вас на пересыльный пункт». Комендант довёз их до сборного пункта. Оттуда в январе 1942 года Шаховы шли по Ладоге пешком 22 км. Семья не брала с собой ничего лишнего. Сестрёнку везли на саночках, Миша подталкивал санки, чтобы было легче родителям. Шаховы решили, что лучше и надёжнее идти, чем ехать на машине. Машины часто обстреливали фашистские бомбардировщики, и они с пассажирами ныряли в воду Ладожского озера. По Ладоге устремилось множество людей из Ленинграда, они уходили от смерти, голода, холода. Все хотели жить. Когда перешли Ладогу, их уже ожидали вагоны-теплушки, все устраивались на трёхэтажные нары. Вагоны были не утеплённые, поэтому топили печки. Не доехали ещё до Вологды, умер отец, сказался голод. Миша ходил на берег, где была рассыпана соль, выковыривал её вилкой, т.к. она была замёршая. Затем пили с солью чай, хлеб крошили в воду и так съедали. Семье Шаховых дали эвакуационный лист, они приехали в д. Дёмкино Рязанской области. В деревне жили сестра и мать отца. Когда объединились две семьи, стало всего шесть детей. Было очень тесно. В 1943 году всё лето провели в деревне. Осенью мать узнала, что Смоленщину освободили от фашистов. Мать поехала на родину, чтобы узнать о своих родителях. Нашла их, все были живы и здоровы. В ноябре 1943 года мать, Миша и сестрёнка Люда выехали из Москвы. От Москвы до Сафонова ехали на попутках, как придётся. Чаще всего мама обращалась к людям в погонах, чтобы их подвезли. От Сафонова до Дорогобужа шли пешком. Сестре было 2 года, Мише – 7лет. Мама несла вещи, Миша тащил на плечах сестрёнку. Долго так передвигаться не могли, поэтому мать просилась переночевать в деревнях Василисино, Морозово. Ночевали и в Дорогобуже. У хозяина этого дома была своя лошадь, он довёз до д. Лукты. От Лукт пошли пешком до д. Мясники, там их встретил дед. Миша учился в начальной школе в Макееве. В пятый класс пошёл в Алексинскую школу. Каждый день надо было проделать 10 км., чтобы учиться. Было очень тяжело, домой возвращался поздно. Электричества не было, учил уроки при горящей лучине. Миша окончил 6 классов, стал работать в колхозе прицепщиком тракториста. В 1953 году начало функционировать ремесленное училище в Дорогобуже, Михаил Шахов учился 6 месяцев на дизелиста. Затем он служил в рядах Советской Армии. После армии Михаил приехал в пос. Верхнеднепровский. Михаила Шахова взяли в цех от ГРЭС слесарем по изготовлению котлов. Спрос на котлы был большим, поэтому стали строить Дорогобужский «Котломаш». На заводе «Котломаш» Михаил Николаевич проработал всю жизнь, до самой пенсии.
   Михаил Николаевич и Нина Сергеевна с болью в сердце вспоминают о своём тяжёлом детстве, убитом войной.
                                                                                                                                                                                                     
З. Петрова  
 

Назад

 

 

 

Новые поступления:

 

 

 

 

© Муниципальное бюджетное учреждение культуры «Дорогобужская межпоселенческая централизованная библиотечная система» , 2021  

 

Web-canape — создание сайтов и продвижение

Яндекс.Метрика

Главная | RSS лента

Адрес: г. Дорогобуж, ул. Парижской Коммуны, д. 4
Телефон: 8 (48144) 4-15-78
biblioteka-dorogobuzh@rambler.ru